Новости -> Бункер особого назначения

Бункер особого назначения

14.02.2005 12:24


На территории Национального парка "Гауя" работает реабилитационный центр "Лигатне", куда круглый год приезжают отдохнуть люди даже из–за границы. Но далеко не все знают, для чего строился пансионат, и уж тем более не догадываются, что находится под ним, на глубине 9 метров…

Если завтра рванет

В 1968 году бюро ЦК партии ЛССР приняло постановление о строительстве секретного бункера и специального пансионата близ поселка Лигатне. Когда начались работы, жителям ближайших населенных пунктов, разумеется, не говорили, какой объект здесь должен действовать. А те, кто строил бункер, вообще подписывали "особые документы"…

И вот в ноябре 1982 года пансионат принял первых посетителей — членов ЦК партии. Но даже среди этих людей далеко не все имели доступ в подземные помещения, предназначенные для спасения самых высокопоставленных лиц страны в случае атомной, ядерной или термоядерной атаки.

Теперь в бункер, кстати, единственный полностью сохранившийся на всей территории Латвии, водят туристов (для одного человека без группы экзотика стоит 20 Ls!). Корреспонденты "Вести Сегодня" решили спуститься в прошлое, где время остановилось уже навсегда.

Минус — значит "неблагонадежный"

Нашим экскурсоводом согласилась стать заведующая отделом по обслуживанию клиентов реабилитационного центра "Лигатне" Зайга Голдберга, которая работает в пансионате с 1982 года, с момента его открытия.

— Чтобы сюда устроиться, сперва надо было заполнить очень подробную анкету, а потом ждать два месяца, пока придет ответ. Внизу на листе документа ставился лишь один знак: либо "+" — значит, человека взяли на работу, либо "–", то есть отказано. Понятно, никто не обосновывал отказ — неблагонадежный, мол, и точка!

Однако меня приняли. Видимо, не нашли каких–то пятен в биографии. Так вот, первыми посетителями пансионата были члены ЦК, заместители министров с семьями и еще отдельные люди, чьи фамилии я до сих пор не могу называть, — замечает наш экскурсовод.

Но чтобы устроиться работать уже в сам бункер, анкеты выдавали иные и совсем с другими вопросами. Кроме того, члены семей тех людей, которых приняли на особо секретный объект, должны были все время жить и работать в самом пансионате, а в других местах страны трудоустраиваться больше не имели права…

— Насколько все было засекречено, доказывает хотя бы то, что я, проработав 20 лет в пансионате, не знала, для чего предназначены подземелья. Нам всем говорили: "Внизу объект гражданской обороны". И только, — рассказывает Зайга Голдберга.

"Вертолет здесь садился лишь раз"

Раньше вся территория вокруг пансионата была обнесена высоким забором–сеткой, часть которого сохранилась до сих пор. Около въезда, возле закрытых ворот, располагалась проходная, где круглосуточно посменно дежурили гражданские персоны — те, кто жил в пансионате круглый год и знал всех местных в лицо. А там, где теперь играют в баскетбол, возле стоянки машин у входа в реабилитационный центр была выложена площадка для посадки вертолетов.

— Я, правда, вертолет здесь лишь раз видела, — вспоминает экскурсовод. Одновременно в санатории отдыхали (кстати, исключительно в выходные дни) примерно 30 человек. Зато персонала — медиков и тех, кто обслуживал бункер, было куда больше. В корпусе над секретными подземельями в конце каждого этажа располагались особые номера для особых персон.

Когда загорится красная лампа…

Мы спускаемся вниз. И наконец оказываемся перед мощной стальной дверью. Кажется, она легко выдержит даже выстрел из гранатомета! Вверху — небольшое окошко в решетке из прутьев сантиметрового диаметра… Здесь от пола до свежего воздуха — 9 метров, слой земли между потолком бункера и полом первого этажа пансионата — около 2 метров, а бетонные блоки и наружные стены толщиной 2,5 м.

— Перед дверью надо было подойти к специальному устройству (чем–то телефон напоминает), крутануть его ручку и назвать фамилию. Только потом, если фамилия была занесена в особый список, открывалась дверь.

Но сегодня мы в списке, поэтому проходим. На стене — ряд мембран, которые должны были первыми почувствовать ударную волну даже на большом расстоянии от бункера и автоматически подать сигнал. По правую сторону — душ и полки, на них некогда стояли дезактивирующие порошки, предназначенные для очистки тела после отравленной наружной зоны. Дальше узкий коридор, а потом — вход в помещение, вновь с выпукло–вогнутыми дверьми, способными выдержать ударную волну ядерного взрыва. Ваш автор попытался закрыть дверь. Получилось! Тяжеленные двери даже не скрипнули, и, кстати, ручки–замки все еще работали.

На стене — карта внутренних помещений. Сверху плакат: "Будьте начеку, берегите обороноспособность нашей страны, как зеницу ока! (В. И. Ленин)".

— В бункере, общая площадь которого 2000 квадратных метров, более ста помещений. Я специально их все подсчитывала и нашла много интересного, — интригует Зайга Голдберга.

Мы направляемся в комнату оператора. Именно здесь должны были принять сигнал, если в какой–нибудь части Латвии началась атака врага. На большом табло рядом с красными лампочками закреплены таблички: "Лиепая", "Вентспилс", "Стучка", "Парк 1905 года" (бомбоубежище в нем), есть и непонятный объект "Грюнвальд", и места — например, бункеры вроде сигулдского, обозначенные лишь номерами.

— На территории пансионата однажды, в 1984 году, проходили трехдневные учения. Сюда приехали примерно 300 человек. Вокруг все контролировали сотрудники КГБ, простые такие мужчины в серых костюмах…

Планировали операцию в соседней комнате бункера. Видимо, ответственный за учения стоял возле странной большой карты (она все еще на стене и даже не поцарапана), на которой не было ни одного названия города, только колхозы и совхозы. А названия–то какие: "Ленинец", "Победа", "Чапаев", "Большевик", "XXII съезд партии", "Сталин"!

Но комната, которая наиболее актуальна в наши дни, расположена дальше. Все ее стены завешены огромными картами (на всех пометки "единственный экземпляр") с подробнейшими инструкциями: "Оповещение связи при планомерном выполнении задач и внезапном нападении", "Организация разведки при внезапном нападении противника", "Группировка сил при высадке десанта", "Обеспечение населения противогазами" (на ней — точное указание количества противогазов на город: к примеру, население Вентспилса должно ими обеспечиваться на 100%, в остальных городах — почему–то меньше).

На столе разложена огромная карта, где кругами помечены зоны поражения и разрушения в случае атаки противника. Так, если взорвут Рижскую ГЭС, то затопит весь центр столицы, огромная волна дойдет до Межапарка, Иманты, Болдераи, Мангали. Перечислены и объекты, которые необходимо охранять в первую очередь: каскад ГЭС на Даугаве, ТЭЦ, даже Игналинская АЭС…

Ключ от сейфа так и не нашли…

И вот мы входим в самое тайное помещение! Здесь работали лишь "избранные" — из КГБ, остальные сотрудники секретного объекта открывать дверь комнаты не имели права.

— После того как Латвия стала независимой, а все особые сотрудники бункера покинули территорию республики, из этой комнаты пропало шифровальное устройство, — говорит Зайга Голдберга. — Теперь то, что комната была действительно особой, доказывает лишь телефон с гербом — "правительственная связь". А вот, посмотрите, в соседней комнате — ряд телетайпов и сейф. Он закрыт, может, там до сих пор что–то есть, по крайней мере ключи от сейфа мы не нашли, а вскрывать не стали… Кстати, когда бункер превратился в общедоступное место, на полках нашли много всякой документации. Я лично бумаги не разбирала, ими занимались другие люди…

Еще одно "особое" помещение бункера — "тихая комната", где проходили записи разговоров, которые могли прослушать во всех (!) остальных бункерах Латвии и отдельных наиболее важных помещениях пансионата. В углу — огромный магнитофон с остатками пленки на бобинах. Интересно, сохранились ли записи?..

А строили–то на совесть!

Уникален бункер и тем, что всю аппаратуру здесь могут включить в любой момент. Все до сих пор работает! К примеру, годны к использованию "легкие бункера" — кислородная комната, где в огромном кондиционере (с целое помещение!) вырабатывался кислород.

— Однако мы периодически пользуемся генераторной комнатой, — признается Зайга Голдберга. — Здесь стоят очень мощные моторы от танков Т–34. Иногда в реабилитационном центре вырубается электричество (это произошло и во время январского урагана), так мы включаем генератор и обеспечиваем светом весь пансионат!

Печально все же, что этот бункер в "Лигатне" — единственный в стране, который сохранился в идеальном состоянии. Хотя теперь Латвию как бы защищает НАТО, однако не ровен час и… И придется воспользоваться особыми услугами реабилитационного центра.


Источник: Игорь МЕЙДЕН, Вести сегодня

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий





© 2011 lvnet.lv