Новости -> Размышления на тему "освобождения" Риги

Размышления на тему "освобождения" Риги

13.01.2004 14:51


Не затрагивая на этот раз военные аспекты, попробуем найти ответ на вопрос — было ли произошедшее в Риге 13 октября 1944 года освобождением?

Другое мнение: Наш ли это праздник

Шестьдесят лет назад — 13 октября 1944 г. столица Латвии Рига переживала очередную смену власти. После ухода немецкой армии в Ригу вошла Красная армия. Это была та самая армия, которая вершила оккупацию Латвии и появилась в Риге 17 июня 1940 года, а еще через год — 1 июля 1941 г. была вынуждена ее оставить после прихода к власти нацистских оккупантов. И вот теперь она снова возвращалась в латвийскую столицу.

Одни это возвращение по-прежнему называют освобождением, другие — оккупацией. Если мы полистаем сегодняшнюю латвийскую прессу, то в русских газетах сможем найти регулярные напоминания о череде освобождений латвийских городов, в свою очередь в латышских медиа мы прочитаем, что произошедшее 60 лет назад освобождение Риги есть не что иное, как один большой послевоенный советский миф, ибо, если не считать отдельных стычек в пригородах Риги, немецкая армия в целом уже оставила ее, и советская армия вошла уже в фактически пустой город.

На сей раз не касаясь военных аспектов произошедшего, попробуем дать ответ на вопрос: было ли то, что произошло в Риге 13 октября 1944 г., освобождением? Почему сегодня эта дата не празднуется официально на государственном уровне, и почему для одной части рижан это никакой не праздник, тогда как для другой — знаменательная дата особенно в преддверии 60-летия Победы?

Что концептуально можно считать освобождением? Освобождение — это обретение свободы! Поэтому, при рассмотрении событий 13 октября 1944 г., самым главным является вопрос, была ли возвращена эта свобода, осознавали ли себя освободители по-настоящему освободителями и считали ли их таковыми сами освобожденные? Установить это важно, ибо и "освободители", и "освобожденные" того времени, равно как и их потомки составляют сегодняшнее латвийское общество.

Если в СССР и сегодняшней России доминирует представление о Великой Отечественной войне как составной части Второй мировой войны, в Латвии, как и в других странах Европы можно говорить только о Второй мировой войне, которая, как известно, началась 1 сентября 1939 г., а не 22 июня 1941 г., ибо последнюю дату мы скорее можем назвать началом войны между Германией и СССР. Не следовало бы забывать и о пакте Молотова—Риббентропа, заключенном 23 августа 1939 г., и о секретных протоколах к нему, которые разделили Восточную Европу на сферы влияния Германии и СССР. И ровно две недели спустя это напрямую позволило Гитлеру начать свой военный поход на Европу и вместе с Советским Союзом оккупировать и разделить территорию Польши. В результате Второй мировой войны, хотя и без применения прямой военной силы, но под угрозой военного вмешательства была оккупирована и Латвия. Летом 1940 г., когда нацистская Германия напала на Францию и гитлеровская армия заняла Париж, Ригу заняла Красная армия.

Те люди, которые собираются у Памятника победы, помнят ли они, знают ли или просто не хотят знать о том, что в 1939—1941 г. СССР был союзником того самого ненавистного им Гитлера, или же это полностью стерла из памяти советская пропаганда? К тому же, если для Западной Европы большим злом был Гитлер и нацистская Германия, для Латвии и других стран Балтии злом были и Гитлер, и Сталин, и нет особого смысла спорить о том, кто же был хуже. Если мы не хотим согласиться с этим и утверждаем, что немецкая армия все же была завоевателем, а советская — освободителем, выходит по этой логике "освобождения", что жителей Латвии 17 июня 1940 г. освободили от их собственного государства — Латвийской Республики, в свою очередь 1 июля 1941 г. Вермахт освободил их от советской оккупации, а 13 октября 1944 г. советские войска "освободили" их от предыдущих "освободителей". Но более чем ясно, что для Латвийского государства обе оккупационные власти — и Германии, и СССР — были неприемелемы.

Разумеется, изгнание немецкой армии из Риги положило конец более чем трехлетней нацистской оккупации и приблизило окончательную капитуляцию Третьего Рейха 8 мая 1945 г. Справедливости ради не будем забывать, что гитлеровская армия была той самой армией, которая 1 июля 1941 г. подобным же образом "освободила" Ригу от присутствия советской армии и положила конец советской оккупации, длившейся год. При этом, с момента массовых депортаций жителей Латвии 13—14 июня 1941 г. прошло всего две недели.

13 окятбря 1944 г. нас "освободила" советская армия, целью которой было разгромить нацистскую Германию, изгнав ее не только со своей территории, но и ликвидировав сам корень зла в Берлине. Для разгрома нацизма изгнание немецкой армии из Риги и освобождение всей территории Латвии от власти нацистов было логичным и закономерным. К тому же, надо помнить, что и в политике тогдашнего СССР, и в советской пропаганде Латвию рассматривали как составную часть СССР, к которому та присоединилась после "социалистической революции" 17 июня 1940 г. В действительности же это не мешало солдатам Красной армии, войдя в Латвию, вести себя не как на освобожденной, а как на завоеванной территории.

Говоря о событиях 13 октября 1944 г., так же, как и о многом другом происходившем на территории Латвии во время Второй мировой войны и о понимании тех событий сегодня, кажется, главное объяснение тому, почему в сегодняшнем латвийском обществе господствуют противоречивые взгляды по этим вопросам, в том, что на историческое сознание любого человека бессознательно влияет его собственный опыт, опыт его членов семьи и предков и, разумеется, то время и среда, в которые они росли и получали информацию об истории. Большинство латышей эти события связывает с судьбой Латвийского государства во времена Второй мировой войны, понимая под этим потерю латвийской государственности 17 июня 1940 г. и последовавшие за тем советскую—немецкую — советскую оккупацию.

В свою очередь, у значительной части нелатышей или русских Латвии, большинство из которых приехало сюда или родилось здесь уже после Второй мировой, нет ни личных, ни семейных прямых связей с довоенной или военной историей Латвии, зато есть связь с историей СССР и его нынешней правопреемницей Россией, по которой Латвия во времена Второй мировой войны воспринималась как составная часть СССР, и таким образом они дистанцируются от понимания неоднозначных судеб Латвийского государства и народа во Второй мировой войне. Прозвучало и такое мнение, что латвийскому государству все же стоило сказать спасибо бывшим красноармейцам за освобождение Латвии и, конечно, Риги от немецко-фашистских захватчиков. Реальность сегодняшнего дня такова, что все 60 военных и послевоенных лет эти люди жили и продолжают жить с сознанием того, что они были борцами с фашизмом, героями—осовбодителями, а за более чем десятилетний период восстановленной латвийской независимости на государственном уровне отношение к ним совершенно иное. Они не хотят с этим смириться, понять, и это их возмущает.

Однако нужно еще раз напомнить, что для Латвийского государства солдаты Красной армии, так же как солдаты нацистской Германии, являются солдатами чужих оккупационных армий. Разница лишь в том, что в глазах победителей Второй мировой войны одни вроде как "хорошие", а другие вроде как "плохие" освободители. Однако подобно тому, как латвийское государство не чтит немецких солдат за "освобождение" Риги 1 июля 1941 г., так же, очевидно, почести не полагаются советским солдатам за "освобождение" Риги 13 октября 1944 г. Ибо как можно назвать освобождением смену одного тоталитарного режима другим, если чисто военные действия сопровождались попранием государственности, репрессиями, депортациями, насилиями, грабежами и тому подобным. Между прочим, и другие государства Восточной Европы с концом Холодной войны к "освобождению" своих территорий Красной армией относятся очень сдержанно, имея в виду грубую послевоенную советизацию Восточной Европы. Думаю, что с чисто человеческой точки зрения мы можем понять и уважать бывших красноармейцев как индивидов за пережитое в военную годину и за вклад в борьбу с нацизмом. Однако взамен мы хотели бы дождаться понимания того, что пусть вопреки своей воле, но они реально были составной частью той армии, которая хотя и освободила Латвию от нацизма и немецкой оккупации, однако в то же время была инструментом в руках Сталина, с помощью которого Латвия вторично попала под гнет советской оккупации. Хотя, возможно, требовать такого понимания от поколения, которое оказалось во время войны по ту или другую сторону фронта, все же невозможно, учитывая все то, что они пережили.

Однако, возможно, к общему пониманию можем придти мы — представители гораздо более молодого поколения латвийского общества. И все же, на мой взгляд, вряд ли это возможно под красными флагами у "Памятника освободителям Риги", который для многих русских, может быть, символизирует разгром фашизма и великую Победу, однако в глазах латышской общественности является ярким символом советской оккупации, возле которого 13 лет спустя восстановления независимости Латвии, еще собираются в лучшем случае люди, охваченные ностальгией по советскому прошлому, которым не удалось найти свое место в пост-тоталитарном обществе, а в худшем — противники независимости Латвии.


Источник: http://Улдис НЕЙБУРГС, исследователь музея оккупации Латвии, Dialogi.Lv

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий





© 2011 lvnet.lv